russiaВ России есть круги, которые предлагают применить против Украины грубый сценарий принуждения к партнерству, считают эксперты. Однако есть надежда, что в течение ближайшего года руководство России не станет слушать «ястребов». После саммита ЕС в ноябре Россия значительно усилит давление на Украину, но и в дальнейшем будет использовать и экономические, политические и информационные средства воздействия.

Россия не скрывает своих намерений и последовательно пытается привлечь Украину к углубленной интеграции на постсоветском пространстве. Эту цель Россия задекларировала в концепции внешней политики, утвержденной 2012 года. Задача Украины — отстаивать свои позиции и собственный выбор.

«Мы задекларировали намерение идти в Европу, и это уже наша задача: не обижаться на русских, а отстаивать свой ​​выбор и работать», — отмечает заместитель директора Национального института стратегических исследований Александр Литвиненко.

По прогнозам эксперта, в сложившихся условиях, учитывая внутренние и международные факторы, руководство России не поддастся на давление «ястребов» и не запустит, по крайней мере, в ближайший год «жесткого» сценария давления на Украину.

Сейчас, по мнению Александра Литвиненко, Россия и дальше будет усиливать экономическое, информационное и политическое давление.

«Будет интенсифицироваться информационная пропагандистская кампания, будут задействованы все ресурсы людей, сотрудничающих с Россией. Мы сейчас видим, что большие адепты европейского выбора вдруг начали говорить, что не надо это подписывать. Также будут попытки повлиять на бизнес и происходить поиск таких мест, на которые можно повлиять», — говорит Литвиненко.

«Я хочу подчеркнуть, что после любого результата на саммите в Вильнюсе следует ожидать только усиления давления. Если мы подпишем — наказание, если не подпишем — принуждения к изменению политического курса», — сказал эксперт.

В условиях мягкого влияния всегда существует угроза силового сценария

Мнение о том, что переход России к грубым методам воздействия на Украину пока маловероятно, разделяет и эксперт по вопросам безопасности Юрий Костюченко.

«Уровень угроз является незначительным, если опираться на методы оценки военно-политических рисков», — говорит эксперт, но, по его мнению, надо еще учесть тот факт, что начатая Россией кампания принуждения к партнерству планируется и развивается в терминах спецоперации.

«На мой взгляд, ситуация в отношениях с Россией сейчас изменилась по сравнению с прошлыми годами. И через изменение внешнеполитической обстановки, и через изменения украинской политики, и в результате деградации системы управления в России. Следует признать, что в условиях политики мягкого влияния всегда существует угроза кризисного решения конфликтных ситуаций, то есть реализации силового сценария», — сказал Юрий Костюченко в эфире программы» Мы вместе «.

Эксперт отмечает, что мы являемся свидетелями спецоперации принуждения к партнерству. И здесь есть несколько проблем. В частности, проблемой реализации целей спецоперации для российской стороны является отсутствие объектов, на которые осуществляется активное воздействие. Поэтому мы и являемся свидетелями несколько хаотического, хотя и, несомненно, целенаправленного поиска решения: например селективного давления на крупный бизнес через торговые войны или немотивированных политических заявлений российских чиновников. Основная задача — блокирование европейских стремлений Украины, которые рассматриваются как угроза для сохранения регионального статуса России. Все эти действия — часть стратегии влияния», — говорит он.

Украина, в силу своих особенностей, имеет ресурсы, чтобы противостоять давлению России

«Во-первых, наше общество достаточно разнообразно, а общественное мнение в значительной степени диверсифицированно, а потому — достаточно постоянно по краткосрочным внешним воздействиям. То есть мы здесь относительно защищены. Во-вторых, наша власть существенно инертна, и это делает ее защищенной от тактических ошибок, на использовании которых обычно построены такого рода спецоперации. Это пока несомненный плюс. Но дальше ситуация все больше будет зависеть от нашей собственной ответственности“», — говорит Юрий Костюченко.

В пользу Украины пока играют и внешние обстоятельства, а именно «провальные результаты испытаний новых образцов российского оружия, малоутешительны результаты военных летних учений и, на удивление, консолидированный отпор западных стран к торговым войнам».

Все это уменьшает риски кризисного решения конфликтной ситуации, то есть перехода к сценариям грубого влияния, отмечает эксперт.

Аналогии с Грузией напрашиваются, но ситуация разная?

Российские политики, включая Владимира Путина, прибегают к угрозам в адрес Украины, прямо называя проблемы, которые, по их словам, возникнут в Украине, если будет подписано соглашение об ассоциации с Евросоюзом.

Ко всему, накладываются еще аналогии с российско-грузинским военным конфликтом 2008 года, которому тоже предшествовали острые высказывания и торговая война с грузинской минеральной водой и вином.

Впрочем, и российские эксперты считают, что Владимир Путин не пойдет на грубый сценарий по Украине, хотя бы потому, что очень близкие отношения с Виктором Медведчуком.

© Ирина Штогрин