«Парсифаль» Рихарда Вагнера с триумфом встретили в нью-йоркском театре Метрополитен-опера. Исполнение главной роли харизматичным оперным певцом Йонасом Кауфманом способствовало успеху спектакля. Центральное место в последней опере Вагнера занимает сага о Священном Граале.

Непростая история, в которой переплетаются философские, моральные и религиозные элементы.

Мистическая драма, рассказывает нам о Парсифале, «чистого сердцем героя», который в конце своего путешествия спасает рыцарей Священного Грааля.

Йонас Кауфман: «Если вы начнете погружаться в эту фантастическую историю, то постепенно увлекаетесь. Это — нечто удивительное, уникальное, похоже на трансцендентную, таинственное путешествие».

С дирижерской палочкой на последних двух оперных спектаклях был израильтянин Ашер Фиш. Он поделился с нами своими впечатлениями. Говорит, что это можно сравнить с йогой: самоконтроль — превыше всего.

Ашер Фиш: В «Персифали» вы понимаете, что внутренний ритм создается абсолютным спокойствием. Это все равно, что пытаться снизить пульс или кровяное давление, чтобы заставить музыку говорить на правильном языке. Это — очень сложный процесс».

Йонас Кауфман: «Этот опыт — философский. Он заставляет вас задуматься о крахе человечества, о том, что было бы, если бы человек придерживалась этой идеи, Дурак — тот, кто не знает ничего, в итоге получает просветления путем милосердия и сострадания, которые он испытывает к другим» — если бы мы двигались в этом направлении, то не было войны, был бы мир во всем мире».

Йонас Кауфман: «Некоторые люди говорят мне, что эта опера заставила их понять, почему они являются христианами. Среди зрителей был кто-то, к кому обратился сосед и сказал: «Завидую вам. Я думал, что был христианином, как вы! »

Ашер Фиш: «Поразительно, что Вагнер, который не верил в Бога, в конце жизни заинтересовался темой, которая нам кажется вполне религиозной. Я не могу поверить в то, что в конце своей жизни он вдруг начал верить в Бога. Он был человеком, который критиковал. Полагаю, речь идет об определенной его критике традиционного использования религии религиозными учреждениями».

Йонас Кауфман: «Где-то через час, может, два, каждый погружается, начинает по-настоящему слушать, все больше сосредоточиваться, музыка Вагнера затягивает в оперу… Это занимает определенное время. Однако, то как только это происходит, и есть — неповторимый момент, который невозможно забыть».