В Украине не было бы того, что происходит, если бы мы больше вкладывали в кино, говорит режиссер-дебютант Виктория Трофименко.

Фильмом, сделанным в Украине на украинском языке, уже стоит гордиться. В то же время большинство зрителей не привыкли к этому и, наоборот, не пойдут на ленту, снятую в Украине. Об этом сказала режиссер-дебютант Виктория Трофименко. Ее первый художественный фильм «Братья. Последняя исповедь» выходит в прокат в феврале, он основан на шведской книге «Шмелиный мед», адаптированной к украинским, а скорее, гуцульским реалиям.

Фильм «Братья. Последняя исповедь»

Фильм «Братья. Последняя исповедь», 2014

 

Сюжет основан на шведской книге Торгни Лингрен «Шмелиный  мед». Я адаптировала события к украинским реалиям, перенесла события в Карпаты, из шведов сделала гуцулов. Это любовный треугольник, классика жанра: на хуторе живут два брата, они пытаются «пережить» друг друга, но тут появляется женщина, и события начинают развиваться.

Автор книги фильм еще не видел, но очень хочет посмотреть. Планируется показ в Швеции на фестивале. Мне это очень важно, потому что он был первым, кто в это поверил, позволил адаптировать эту книгу. Это очень закрытый человек, культовый автор, он почти не общается с журналистами. Когда он увидел трейлер, сказал: я хочу посмотреть этот фильм, и ему небезразлично. Хотя обычно он не отслеживает ничего — ни экранизации, ни оперу, которая была поставлена по его книге.

Реакция зрителей в разных странах очень похожа. Всегда есть часть зала, где треть — это люди, впадающие в тишину. Вот это мои зрители — те, кто просто не может подняться, они сидят и им не хватает слов. Я понимаю, что это мои.

Фильм не снимался как поэтическое кино. Но если у кого-то эта ассоциация… У нас просто восприятие поэтики связано с любым проявлением украинизма, все имеет признаки украинского костюма, языка, Карпаты — все это поэтическое украинское кино. Это алогично. Мы же не можем снимать в Голливуде Украину. То есть я могу снимать украинскую историю а ля Голливуд, но это глупо, неправильно, и я не вижу в том никакого смысла. Те, кто считает, что поэтическое кино — это не популярно, на ОК, смотрите Голливуд.

Я не считаю, что это поэтическое кино, но если так кто-то считает, это не плохо. Я не считаю это критикой, потому что много кто хотел бы снимать поэтическое, а у них не получается.

Говорили: если режиссер дебютант, то актеров надо брать уже очень известных, звезд. Но я выбрала непопулярный путь. Я хотела, чтобы у меня были непопулярны актеры, хотя это и большой риск для режиссера и продюсеров.

Искать актеров было очень трудно, искали 3 месяца. Я очень хотела Мамонова, он мне отказал и слава Богу, я очень ему благодарна. Хотя сценарий ему понравился. Но если не будет Мамонова, я поняла, что не будет звезд, будут дебютанты, неизвестные люди.

Мы искали по всей Украине, всем театрами, кастинг-директор Алла Самойленко объездила все театры Украины — и любительские, и профессиональные. И пришла уже даже в университеты. Ивгу сыграла студентка театрального института Львова. И сына ее тоже сыграл студент — ее одногруппник. Вероника просто шла по коридору, и Алла говорит мне: «Кажется, это она, такая светлая, воздушная». Когда она приехала, я сделала пробу, и уже от нее не могла оторваться. Она была чрезвычайной, такая разная, втягивает все, захватывает. Просто звезда! Европейского уровня. Ей на тот момент было 16 лет, а 17 исполнилось на площадке.

Так же нашла Наталью Половинку чудом, вообще всех так находила. Войтко старый вообще не актер, он худрук театра. Один из главных персонажей — худрук театра.

Пожалуй, в Украине не было бы того, что произошло, если бы мы снимали больше украинских фильмов, больше вкладывали в культуру. Нельзя экономить на культуре.

Уже потом все остальные наши актеры, кто не имел опыта, попали в базу ассистентов по актерам, и их начали снимать после «Братьев». И поскольку мы снимали 2 года, за это время они успели сняться в других фильмах и выйти в прокат. И я все время кусала локти: это же нечестно, это же мои актеры, это я их нашла! Но сейчас я думаю: круто, супер, они снимаются, для них это был такой толчок! Снимать полнометражные художественные фильмы без финансовой поддержки государства в Украине почти невозможно. Украинское кино на сегодняшний момент пока не окупается. Европейская практика говорит о том, что кино должно быть поддержано государством. Поддерживает Великобритания, Франция — самые кинематографические европейские страны кино поддерживают. Потому что это имиджевая сфера, она требует инвестиций для того, чтобы были какие-то доходы. Пожалуй, в Украине не было бы того, что произошло, если бы мы снимали больше украинских фильмов, больше вкладывали в культуру. И дело не только в кино, но и литературе, библиотечном деле, музейном деле. Нельзя экономить на культуре.

С другой стороны, я понимаю, что война, и у меня тоже есть сомнения. О чем можно говорить: когда у тебя течет крыша, разве ты думаешь о декоре квартиры? Хотя и неплохо, конечно, взять квартиру в ипотеку. Но надо думать о поддержке кино. Недавно был сильный толчок, что-то произошло, какие фильмы были сняты.

Если в ближайшее время 2-3 года вообще ничего не будет происходить, кинематографисты, на которых есть спрос, покинут Украину. И это будет правильно. С точки зрения профессии. Потому что можно превратиться в людей, которые 20 лет что-то отстаивали и ничего не снимали. А жизнь прошла. Если ты можешь что-то сделать, то ты искать возможность и делать это где и не терять практику.

Я надеюсь, что государство проснется ото сна и поймет, что кино надо поддерживать. Самое важное искусство у нас — это кино, как сказал Ленин, и он был прав. Это сильный рычаг, который может вложить много идеологически. Хотя я считаю, что идеологии не место в искусстве. Но сделано в Украине, на украинском языке — это уже украинское, уже наше и мы этим можем гордиться.

Остаться здесь и ждать у моря погоды — это профессиональное самоубийство. Тот бюджет, который выделили на него еще надо закончить проекты, которые начали, а из-за недофинансирования все зависло.

Кроме того, чтобы кино снять, его нужно продать. И вот реклама украинского кино, дистрибуция непригодной на профессиональном уровне. Вся индустрия нуждается в реконструкции и вливания сил. Люди к этому не привыкли, они этого не надеются, если видят, что сделано в Украине, они даже не идут на фильм.

Я, конечно, снимать и дальше. Заговаривать себе дорогу не очень бы хотелось. Главное, не останавливаться, застрять в бездействии. Посмотрим. Время покажет.

Фильм «Братья. Последняя исповедь»