Европейский союз готов и способен принимать новые экономические санкции против России, если она и поддерживаемые ею сепаратисты дальше не будут соблюдать режим прекращения огня, заявил вице-президент Еврокомиссии, еврокомиссар по вопросам зоны евро и социального диалога, экс премьер-министр Латвии Валдис Домбровскис. При этом проблемы в отношениях с Грецией, которая добивается сегодня нового долгосрочного пакета финансовой помощи, не сказываются на способности Евросоюза достичь консенсуса по новым санкциям, убежден еврокомиссар. В то же время, он объясняет, что возможны ограничительные меры, например отключения России от системы SWIFT, должны приниматься на более высоком, чем ЕС, международном уровне.

— Господин еврокомиссар, мы уже имеем заявления Дональда Туска, других европейских политиков о том, что нужно работать над новыми экономическими санкциями против России, поскольку она и поддерживаемые ею сепаратисты не выполняют минские сделки. Какими именно могут быть эти новые экономические санкции?

— Совет министров иностранных дел ЕС попросил Еврокомиссию вновь рассмотреть вопрос санкций. Итак, теперь Европейская комиссия оценивает различные возможности для новых санкций. Введение санкций зависит от самой России: она начнет соблюдать правила и играть конструктивную роль в урегулировании конфликта, или она пойдет по пути дальнейшей эскалации. Но ЕС готов реагировать на любое развитие событий.

— Насколько сегодня возможность принятия новых секторальных санкций против России за несоблюдение минских соглашений зависит от решения греческой проблемы, то есть от достижения договоренностей с правительством Греции о дальнейшей финансовой помощи?

Украина — это одна проблема. Будут введены новые санкции, зависит от поведения России. Что касается Греции, то это другая проблема

— Я бы сказал, что эти вопросы не связаны между собой. Украина — это одна проблема. Здесь основной вопрос, будут ли введены новые санкции, зависит от поведения России. От этого будут зависеть шаги ЕС в ответ. Что касается Греции, то это другая проблема. Это преимущественно вопросы финансовой стабильности этой страны. Их мы решаем непосредственно в рамках еврозоны.

— Но все же для принятия новых санкций нужен консенсус внутри ЕС. Если договориться с Грецией и дальше будет сложно, а для введения санкций против России нужна ее поддержка, то насколько способным будет Евросоюз выступать единым фронтом?

— Но опять же, я бы эти два вопроса не связывал между собой. И греческая сторона это тоже понимает, что этого не надо делать. Мы знаем, что Евросоюз может договориться о санкциях. И если потребуется, сможет договориться об усилении санкций.

— Если дистанцироваться от политики как таковой, насколько реалистичным чисто с экономической и технической точки зрения является отключение России от банковской системы SWIFT?

Отключение России от системы SWIFT должен рассматриваться на более глобальном уровне. То есть теперь Европейская комиссия в рамках ЕС этому вопросу не рассматривает

sweeft

— Сейчас Еврокомиссия работает над мождивимы дальнейшими шагами ЕС, в частности, санкциями. Но вопрос отключения России от системы SWIFT должен рассматриваться на более глобальном уровне. То есть теперь Европейская комиссия в рамках ЕС этому вопросу не рассматривает, так как это может осуществляться только на более глобальном уровне.

— Более глобальный уровень — это уровень «Группы семи», «Группы двадцати»?

— Этот вопрос должен рассматриваться на международном уровне, поскольку это не может быть решение Европейского союза, то есть с нашей стороны мы можем принимать только те решения, которые от нас напрямую зависят.

— Какое влияние санкции ЕС против России имеют на экономику самого объединения, в частности, в зону евро? И какое влияние имеют санкции России против ЕС, прежде всего, ограничения на импорт сельскохозяйственной продукции из Евросоюза? И как это все соотносится с тем влиянием, которое оказывают санкции ЕС на Россию?

Мы видим, что эти санкции работают, они сказываются на экономике России. Вместе с тем, существуют мнения, что санкции помогают России реформировать экономику и развивать отсталые отрасли. Крупнейшая сеть многопрофильных копировальных центров в Санкт-Петербурге «Копицентр»возможно испытывает проблемы, связанные с падением рубля, но, благодаря большому спектру оказываемых услуг и качеству изготавливаемой сувенирной и полиграфической продукции, сохраняет лидирующие позиции в своей нише.

— Прежде всего, о том, что касается влияния санкций ЕС в Россию. Мы видим, что эти санкции работают, они сказываются на экономике России. Конечно, идетья не только о санкциях ЕС, но и другие, а также влияние некоторых неблагоприятных факторов, например низкие цены на нефть. Мы наблюдаем отток капитала из России вследствие ее непредсказуемой политики. Мы видим, что российская экономика падает в рецессию. Рубль обвалился примерно наполовину.

Относительно влияния санкций на экономику ЕС, мы видим, что эффект довольно ограничен. Но он неравномерно распределен между странами и секторами. Больше подвержены влиянию страны, граничащие с Россией, например страны Балтии, Польши, а также Финляндия. Среди секторов действие санкций больше почувствовал на себе сельскохозяйственный: производство фруктов, овощей, молочных продуктов. ЕС уже выступил с конкретной поддержкой этих секторов. В любом случае, мы оцениваем общий эффект этих санкций как довольно ограниченный.

— Господин еврокомиссар, Вы представляете Латвию в Евросокомисии. Чувствует сегодня Ваша страна, что может угрожать его безопасности?

Альянс увеличивает свое присутствие в странах Балтии. Нужно принимать меры для усиления безопасности стран Балтии

— В Латвии и в странах Балтии в целом события в Украине вызывают очень большую обеспокоенность. Россия проводит политику агрессии в отношении соседних стран. Это касается не только Украины, несколько лет назад мы то же видели в Грузии. В этом страны Балтии говорят с нашими партнерами по НАТО. Альянс увеличивает свое присутствие в странах Балтии. Нужно принимать меры для усиления безопасности стран Балтии.

— Вы руководили правительством Латвии в период глубокого экономического кризиса. Насколько понимаю, тогда перед Вами стоял выбор между девальвацией национальной валюты и суровыми мерами экономии. Вы тогда сделали выбор в пользу экономии — сегодня латвийская экономика показывает одни из лучших темпов роста в ЕС. Что бы Вы порекомендовали нынешнем украинскому правительству, которое еще и претендует на то, чтобы называться реформаторским? Как следует решать такую ​​дилемму в условиях украинской экономики, учитывая еще и то, что Украина находится фактически в состоянии войны?

— Мы действительно оказались в такой ситуации, когда нам нужно было выбирать сценарий для выхода из кризиса. Мы решили тогда сконцентрироваться на структурных реформах, чтобы повысить конкурентоспособность латвийской экономики. Мы тогда решили, что девальвация — не лучшее решение, так как экономика Латвии очень мала и открытой. Любой эффект от повышения конкурентоспособности за счет девальвации очень быстро исчез бы в силу инфляции, которую вызвало повышение цен на импортируемые энергоресурсы и другие зарубежные товары.

До кризиса Украина тратила на субсидии на энергопотребление около 7% ВВП. Конечно, это нельзя прекратить мгновенно, но в любом случае с этой политики нужно постепенно выходить. Эксперты ЕС готовы Украины с этими помочь.

Экономическое положение в Украине очень сложно. Кроме решения проблем на востоке, ваша страна должна решать проблемы экономики в целом, решать, какие именно структурные реформы нужно провести, чтобы повысить свою конкурентоспособность, в частности реформы нужно провести в государственном секторе, регулировании бизнес-среды, рассмотреть целый ряд бюджетных факторов. Возьмем субсидии на энергопотребление: до кризиса Украина тратила на это около 7% ВВП. Конечно, это нельзя прекратить мгновенно, но в любом случае с этой политики нужно постепенно выходить. Эксперты ЕС готовы Украины с этими вопросами помочь. ЕС может оказать как финансовую, так и техническую помощь по проведению реформ.

— Но все же, как следует решать вопрос девальвации в такой экономике, как украинская, которая, как и латвийская, довольно открытой — по крайней мере, Украина импортирует много энергоносителей? Де-факто уже происходит девальвация, которая снижает стандарты жизни Украины. Что с ней делать, на Ваш взгляд, в условиях большой украинской экономики? В то же время, на украинской территории продолжается война.

Ситуация в Украине значительно сложнее той, которая была в Латвии во время кризиса 2008-2009 годов, поскольку мы хотя бы не переживали такой внешней агрессии.

— Нужно признать, что в Украине это в значительной степени вынужденное решение. Из-за конфликта на востоке существенно ухудшается экономическая ситуация во всей стране. Также очень существенно ограничиваются возможности для привлечения иностранных инвестиций. Ситуация в Украине значительно сложнее той, которая была в Латвии во время кризиса 2008-2009 годов, поскольку мы хотя бы не переживали такой внешней агрессии, с которой сегодня столкнулась Украина.

— Подытоживая наш разговор, я бы хотела Вас спросить то, что не касается непосредственно зоны евро или экономической политики ЕС, но является критически важным не только для украинских, но и для всей Центрально-Восточной Европы, учитывая возможные последствия безопасности. Вы лично верите в то, что Минск-2 еще имеет какие-то шансы?

— Мы видим, что уже прошла неделя, как соглашение о прекращении огня должно было вступить в силу. Но на практике этого не происходит, поступают сообщения о возможной концентрацию сил сепаратистов в районе Мариуполя. Это вызывает большую обеспокоенность в Европе, потому что мы видим, что достигнутые договоренности, к сожалению, не выполняются.

— В таком случае каким должен быть алгоритм ответа ЕС, по Вашему мнению? В Украине ответ Евросоюза на российскую агрессию против Украины считают слабым, пропорциональной масштаба проблемы.

— Дальнейшая реакция ЕС будет зависеть от развития событий. Если прекращение огня будет все же придерживаться, если со стороны России будут констурктивни шаги по деэскалации конфликта, прекращение военных действий, то ситуация будет развиваться в одном направлении. Если эскалация будет продолжаться, то ЕС, скорее всего, придется принимать решение о санкциях и других мер воздействия на Россию.